Публикации



Поступление в частную школу Ступени в Москве

Смирнова Н.Б.: Рецензия на концерт лауреата международных конкурсов, Андрея Гугнина.

6 декабря 2015 Центр Павла Слободкина https://www.youtube.com/watch?v=lQf4Zoc9tLc

Ф.Лист. 12 трансцендентных этюдов.
1-й этюд прозвучал не радостно, а несколько грустно, будто пианист ощущал некую огромную ответственность. Это слышалось и в первом, повторяющемся пассаже, легко взлетающем наверх, и в длинной, достаточно бурной трели, и гордых аккордах. Всё было на месте, не хватало, с моей точки зрения, свободы и некоторого эмоционального подъёма, который проявился позже.

2-й этюд понравился гораздо больше. Какая лёгкость штриха в самих пассажах, какая стремительность и трепетность в них! Красивая кульминация, сыгранная с безупречной лёгкостью, в тёмных красках, подчёркивала, оттеняла ля-минорные эпизоды, прозвучавшие удивительно воздушно! Многие исполнители называют этот этюд одним из самых «неудобных» и коварных среди всех двенадцати.

В 3-м этюде – красивый тон, смешение различных красок, созерцательность исполнения, небольшое развитие – всё это создавало именно картину "Пейзажа". Лично мне хотелось ещё большего растворения в звуке, большей прихотливости в настроении.

Знаменитый "Мазепа" - для меня это произведение одно из самых важных в данном цикле, в котором отражён весь монументальный Листовский стиль. Лучшим исполнением Мазепы (лично для меня) до сих пор является исполнение Л.Берманом. Не буду копаться в неточностях, не они мешали моему восприятию первых двух разделов. Мне не хватило именно той стихийной необузданности, которая заключается в строгие рамки изложения самим композитором, и они должны быть точно выверены исполнителем, как в темпе, так и в динамике. Выверенность - была, а вот необузданности мне не хватило, казалось, что музыкант слишком осторожничает. Средняя часть была более убедительна, наполнена тем самым содержанием, о котором говорится в стихотворении В.Гюго, под впечатлением от которого и был написан этот этюд. Последующие дальше две части были более эмоционально значительны, и убедительны, чем первые. А вот кода, которая заключается в одной, последней странице, и не представляет никаких технических сложностей, для меня не состоялась, по крайней мере, её первая часть. Последний зов Мазепы, имя, произнесённое всё более «угасающим голосом» – этого, увы, не было слышно, а жаль. Главная задача музыканта в этом произведении - передать всю боль и трагедию главного героя. Вторая часть коды, ре-мажорная, была сыграна блестяще.

"Блуждающие огни" - воздушность туше, изящество, лёгкие, сверкающие, искрящиеся звуки, красивая, даже с некоторыми нотками трагичности, кульминация, всё в этом исполнении было на своих местах, всё завораживало.

"Видения" - изложением напоминает симфонию, написанную для рояля. Тёмные краски звучания, первоначальная неторопливость, поднимающаяся всё выше и выше тема, завоёвывающая все регистры, приводит к грандиозной кульминации. Понравилось, что в кульминации каждая смена тональности была слышна, и выделена своим тембром, что невероятно обогатило звучание. Смелые тремоло, неспешность аккордов в кульминации, лёгкость и виртуозность пассажей, вся эта «многослойность» Листовской мысли была передана Андреем очень точно и смело.

Этюд "Героика" был очень убедителен, разнообразен по своим образам и по исполнению. Блестящий подход к самой первой кульминации, и сама кульминация произвели очень сильное впечатление. Именно в этом этюде у Андрея прозвучала ещё одна характерная особенность изложения Листовского материала – его оркестральность.

Этюд "Дикая охота" по праву считается одним из самых ярких этюдов, в котором, наряду со стихийной необузданностью, звучат прекрасные лирические эпизоды. Именно лирические эпизоды меня увлекли больше всего, поражая своими переходами в разные тональности, каждая из которых была высвечена своей, только ей свойственной тембровой краской. В крайних разделах можно было бы смелее добавить педаль, это придало бы больший объём и значительность звучанию, но Андрей оставил эту значительность для финальных строчек этюда.

"Воспоминания". С одной стороны, они кажутся более простыми, чем предыдущие этюды, однако это совсем не так. Они требуют точно такого же технического совершенства и мастерства, как и другие, только что всё это красиво «спрятано» в самом изложении музыкального материала. Мне кажется, этот этюд был особенно удачен. В нём было всё – и подлинная виртуозность, и тонкость звучания, и очаровательность бесконечно меняющейся мелодии, и красота тембров, их смена, многоплановость в изложении музыкального материала, полифоническое вслушивание в каждый эпизод. Пожалуй, ради одних Воспоминаний можно было прийти в зал, чтобы насладиться мастерством музыканта, показавшего и радость творчества, и ощущение колоссальных возможностей звучания инструмента. Могу себе только вообразить, как это звучало в зале.

10-й этюд, не дающий нам покоя с конкурса Чайковского, прозвучал, как мне кажется, очень интересно и самобытно, с напором, который Андрей смело воплощал и утверждал. И, вместе с тем, в нём была и та самая хрупкость, которая через мгновение превращалась в свободный, страстный полёт. А кульминационный момент в конце этюда заслуживает отдельного, внимательного вслушивания, так как был просто безупречен по своему замыслу и яркости изложения. Думалось, что в зале не сдержатся и крикнут «Браво», что было вполне заслуженно.

"Вечерние гармонии" - необычно, красиво, тембрально разнообразно. В самом начале хотелось большего «успокоения», меньшей страстности изложения. И в серединном эпизоде звуковая палитра «выровнялась», став менее яркой, но более эмоционально-глубокой, переходящей от скорбно-звучащих эпизодов в лирические, причём происходило это мгновенно. Гимническое изложение темы в конце было поистине великолепным, захватывающим, проникающим своим звучанием в каждую «клеточку» души слушателя, буквально гипнотизирующим по масштабности звучанию, и не отпускающим до конца этюда, растворяясь в его последних звуках.

Переход к "Метели" был практически без пауз, и в этом было что-то завораживающее. Мрачность, отчаянность звучания мелодии на фоне хроматических «завываний» надолго погрузила меня в раздумья.

Думаю, исполнение этого цикла Андреем можно считать большой творческой удачей, так как техническая задача подчинялась художественному замыслу музыканта. Андрей исполнил этот цикл не как набор сложных этюдов, а как интереснейший, с художественной точки зрения, цикл пьес, невероятно разнообразных по своему звучанию. Переходы от нежнейших, лирических эпизодов к героическим и эпическим, в свободных и смелых темпах, с определённой долей импровизационности, хорошим вкусом, и, что самое важное, попаданием в стилистику Листовского языка, всё это, мне кажется, можно смело назвать настоящим исполнительским мастерством, которое, конечно же, требует постоянной, напряжённой работы и совершенствования.